Абречество в 20-х – начале 30-х гг. XX

20/12/2016 0 Комментариев 754 Просмотров

    



ДАЙДЖЕСТ ПРЕССЫ:

Абречество в 20-х – начале 30-х гг. XX В 20-х – начале 30-х гг. XX в. Явление абречества рассматривалось как революционный «...стихийный протест горцев против угнетения», своеобразная разновидность «классовой борьбы..., национально-освободительного движения горцев, партизанской, террористической формой его...».

Некоторые авторы в тот период, напротив, отрицали возможность отождествления горского разбойничества с революционным движением, указывая на отсутствие его «сношений с какими-либо революционными организациями», или признавали его как движение сугубо «...народническое, террористическое...». Вскоре эта тема из-за официального изменения отношения к народничеству именно по причине связанности его с террористическими методами достижения политических целей оказалась как бы под запретом и, за редким исключением, в исторической литературе не поднималась. Возвращение к ней произошло лишь в 60-е гг. XX века. Однако каких-либо существенных отклонений от сложившейся ранее версии в осмыслении природы горского разбойничества не произошло, и оно по-прежнему оценивалось как разновидность стихийного протеста «против национально-колониального угнетения царизма». Под таким же углом зрения воспринималось и среднеазиатское разбойничество в разные периоды своего самовыражения.

Но приведенные выше суждения вряд ли соответствуют действительности, так как это явление считал злом и Шамиль. В пределах своего имамата он вел с ним беспощадную борьбу, сурово «наказывая виновных по шариату» . Впоследствии, находясь уже в русском плену, Шамиль вспоминал, что «…много людей… казнил… за их скверную натуру, за грабеж и за разбой…» . Тем не менее, и ему уничтожить это зло, от которого страдали сами горцы, оказалось не под силу. Ограблению как-то в одном из походов подвергся и сам имам Шамиль, причем даже со стороны тех, «кем… предводительствовал» . «Разбоев и грабежей» в крае не наблюдалось лишь после окончания Кавказской войны, хотя служившие опорой газавата против России непокорные районы в нагорной полосе Дагестана и Чечни были только что включены в ее состав. Через непродолжительный период представители русской власти вновь столкнулись с этим явлением и вынуждены были приложить немало усилий к прекращению деятельности отрядов /шаек/ абреков Атабая, Вары и др.

Прежнее отношение к разбойничеству в имамате местным населением было забыто и наиболее «отважные и удачливые» из них, по утверждению А. Шерипова, примкнувшего в ходе революционного противостояния 1917-1920 гг. к большевикам и внесшего в качестве представителя чеченского народа существенный вклад в умиротворение края, «…считались продолжателями дела Шамиля и мюридов» . С конца ХIХ в. горское разбойничество стало усиливаться, и в начале XX в. с появлением особо выделившегося на этом поприще абрека Зелимхана обрело невиданный до этого размах, получив в оперативных сводках и в печати наименование «зелимхановщины» ]. Неуловимость Зелимхана в течение многих лет, с 1901 по 1913 гг., стяжала ему, как сообщалось в донесениях в С.-Петербург, «...славу среди туземцев, а громкие успехи сделали его народным героем» .

О Зелимхане в этой связи слагались песни, и в нагорных селениях Чечни ему даже было присвоено прозвище «наместника гор», как бы в противовес наместнику его императорского величества на Кавказе, в чём также находило выражение стремление к сепаратистской обособленности. Он, как рассказывали очевидцы, исчезал в горах даже, казалось бы, в самых безвыходных ситуациях, находясь в плотном окружении, используя для этого знание местности. Отряды Зелимхана находили также укрытие и действовали на территории ряда равнинных горских обществ северокавказской окраины. Замечали в нем и некие способности магического воздействия на окружающих. Похищенный разбойниками и выкупленный затем на волю овцевод А. Месяцев, делясь своими впечатлениями, особо отметил «силу … молитвы» их предводителя. По его словам, когда Зелимхан «…громким голосом произносит священные слова Корана... все участвующие в намазе... рыдают» .

Несомненно, он не лишен был определенных качеств организатора, патерналистского притяжения для сподвижников и в какой-то мере благородства. Зелимхан ценил мужество и в отдельных случаях, восхищаясь храбростью русских офицеров, преследовавших его отряды, проявлял к ним великодушие, если они при каких-либо обстоятельствах попадали к нему в плен. Соблюдая в обращении с ними вековые обычаи горского гостеприимства, он оставлял им личное оружие во время бесед и оберегал от своих, не допуская расправы. Что касается «помощи ... беднякам», приписываемой разбойникам, к какой бы национальности они не относились, то сведения об этом основываются преимущественно на слухах, циркулировавших среди соответствующих социальных слоев и, как правило, не поддававшихся проверке. В упомянутых изданиях 20 – начала 30-х гг. XX в. они приводятся также без необходимых подтверждений, что позволяет усомниться в действительно широком распространении этих акций. Скорей всего они были единичны, носили главным образом показной характер и, в свою очередь, способствовали тому, что при необходимости разбойники, спасаясь от преследований, «растворялись» в среде мирных жителей, находя укрытие в ряде аулов. Так что здесь можно усмотреть даже определенный расчет, исходивший из своекорыстных побуждений, вводивший массы в заблуждение и порождавший иллюзии у части населения в восприятии опасного для общества пережиточного по сути наследия, сохранившегося от прошлого. Представления «о многочисленных случаях помощи бедноте» существовали и в отношении разбойников, действовавших в других местностях империи. Так поступали, например, вожаки дагестанских качагов Джавад-оглы и иные]. Однако недавние исследования показали, что добытые в ходе нападений немалые средства шли не на «народные нужды», а, прежде всего «…на организацию новых убийств, … грабежей, … закупку оружия и т.д.». Удовлетворялись из них и материальные потребности участников. Тем не менее, рассматриваемую проблему не стоит примитизировать. Она отражает в региональном контексте Северного Кавказа явление более устойчивое и масштабное. Это относится и к личности самого Зелимхана, признававшейся легендарной.

Созданная при Государственной думе специальная комиссия, у которой «…ограбленные и пострадавшие искали защиты», пытаясь разобраться в имевшихся в ее распоряжении весьма скудных сведениях, неоднократно ставила вопрос: «Кто он? Какие обстоятельства превратили его в абрека?». Прийти же к однозначному выводу с привлечением лишь «косвенных улик» из-за конспиративности действий разбойников она так и не смогла. Входившие в ее состав депутаты терялись в догадках, высказывая предположения о давлении «социальных условий», о протесте «угнетенного этими условиями туземного населения Кавказа» . Склонялись они и к тому, что Зелихман – «простой шантажист, грабитель и убийца, корыстный и жестокий…» , прошедший «…серьезную школу преступности», а «…частые операции, по преимуществу ночные, выработали в нем … ловкость», обеспечивавшую неуловимость. Признавался в нём и «более сложный психологический тип, внутренний мир которого составляется из многих слагаемых, где дурные инстинкты переплелись с известными политическим задачами…».

Как бы там ни было, Зелимхан оставался обыкновенным разбойником, преследовавшим главным образом узкие цели. Его вряд ли правомерно сравнивать с личностью имама Шамиля, выразившего смысл своей борьбы в кратком изречении: «Я простой уздень, тридцать лет дравшийся за религию…». Тем не менее, после поражения он смог возвыситься над прежними убеждениями и признать ошибочность войны против России, что также, как и другие качества, указывает на широту его человеческой натуры, безусловно, выдающейся. Зелимхан же оправдывал свои действия лишь «обидой на несправедливости властей» и данной однажды клятвой «кровью отомстить… начальнику Терской области за взятие в плен и ссылку его семьи и семьи… брата» . Для понимания сути его деятельности данное объяснение вряд ли можно рассматривать как исчерпывающее, так как эта мера административного воздействия выступала своего рода реакцией на разбои, хотя и сомнительной по правовым критериям.

Практика заложничества имела, как известно, широкое распространение и с той, и с другой стороны в ходе Кавказской войны, однако в изменившихся условиях в начале ХХ в., когда край без каких-либо исключений являлся уже составной частью России, она не могла быть эффективной в достижении задач государственной стабилизации. В этом случае, видимо, не совсем удачно задействовались весьма устойчивые тейповые отношения, составным элементом которых являлась ответственность за своих родственников. Такое положение, вопреки предписаниям шариата, сохранял в создаваемом имамате и Шамиль, требовавший за бежавшего преступника наказывать его близких, друзей и даже односельчан. Наряду с этим использовался и архаический принцип круговой поруки населения за проступки членов общества , применявшийся также в центральной России.

Вместе с тем, традиция предполагала и месть за членов рода (в рассматриваемом контексте – тейпа, но данные понятия не имеют полного тождества) при соответствующих обстоятельствах, поэтому на Северном Кавказе такие подходы давали чаще всего обратные результаты. Вследствие этого не в последнюю очередь в ряде случаев намечалось противостояние власти, происходило на какие-то периоды этнополитическое сплочение в противодействие ей даже при отрицательном отношении к разбойничеству среди значительной части туземного населения в равнинных аулах. Это позволяло Зелимхану лишь получать сочувствие в различных слоях общества, основанное на жалости к потерпевшему. При таком положении чеченцы интересовавшимся его местонахождением либо ничего не говорили, либо убежденно заявляли, что «Зелимхана население никогда не выдаст властям» . Но его борьбу вряд ли можно отождествлять с крестьянской и относить его к «крестьянским бунтарям».

Для крестьянских выступлений присуща, так или иначе, связанность с интересами сельскохозяйственного производства, для разбойников, предводимых Зелимханом, побуждением к действиям выступали обычные экспроприации, то есть передел собственности. Их набеги имели разную направленность, в значительной мере не связанную с насущными потребностями этой социальной группы. Хотя нужно признать, именно из ее представителей, преимущественно из нагорной полосы Терской области, некогда являвшейся в совокупности с нагорной частью Дагестанской области оперативной базой Шамиля в войне против России, горское разбойничество вбирало в себя людские ресурсы, но превращаясь затем в оторванную от сельскохозяйственного труда корпоративность. Следует заметить, что нападениям подвергались поселения, расположенные как на русских, так и инородческих территориях, жители которых непосредственно были заняты в аграрном секторе экономики и своим трудом создавали материальные ценности.

Органами управления всех уровней отмечалось неоднократно, что на путь разбоя горцев подталкивало малоземелье. Это, безусловно, в чем-то соответствовало действительности. Нагорная полоса Северо-Восточного Кавказа наиболее интенсивно заселялась имамом Шамилем еще по ходу войны с Россией преимущественно теми горцами, которые поддерживали идею газавата против нее. Какая-то часть обществ, проживавшая там изначально (автохтонно), составляла основу затянувшегося почти на полвека конфликта и также подверглась соответствующей идеологической обработке. Представители русской власти после прекращения вооруженного противостояния организовывали сюда во второй половине ХIХ в. неоднократные выезды, в том числе и в самые отдаленные районы, для разъяснения покоренному населению, что его «право земельной собственности», вызывавшее у горцев наибольшую обеспокоенность, «национальные и религиозные чувства» и т.д. будут неукоснительно уважаться и соблюдаться. Кроме того, бывшим сподвижникам Шамиля давались заверения, что после прекращения борьбы все, «...независимо от национальности, являются верноподданными гражданами России».
………………………..

На то, что действия разбойников на Северном Кавказе в начале ХХ в. не подпадают в полной мере под категорию обычных крестьянских выступлений указывает то, что они, в частности в вайнахской этнической среде, в ряде случаев представали и как «своего рода коммерческая организация» , созданная преступным сообществом, в которой существовала даже «своеобразная иерархия». Во всех местностях Кавказа абреки Зелимхана облагали через своих агентов налогами различные предприятия, рыбные промыслы, отдельные крупные и мелкие хозяйства, зажиточных граждан и т.д., которые под воздействием террора нередко соглашались отдавать часть прибыли или унаследованного состояния, не надеясь на помощь власти. Обложение соответствовало, как правило, их достатку, а владельцам гарантировалась безопасность от возможных нападений и грабежей. Нарушений таких обещаний почти не наблюдалось. В этом отношении северокавказское разбойничество имело немалое сходство с бессарабским или новороссийским, существовавшем в империи в тот же период.

Но в отличие от него, северокавказское было явлением все же более распространенным и масштабным. Действуя отрядами от нескольких десятков, реже до сотни человек, разбойники быстро собирались для осуществления своих мероприятий, неожиданно появляясь то в одном, то в другом месте края, а затем внезапно исчезали. Объектами их «грабежей и разбоев» обычно являлись правительственные учреждения, сельские и станичные правления, банки, казначейства, усадьбы крупных земельных собственников, частные и государственные промышленные заведения, воинские посты и подразделения и т.д.. Постоянным нападениям с их стороны подвергались железные дороги, следовавшие по ним поезда грабились. Интенсивность этих акций особенно возросла с 1914 г.

Действия разбойников вследствие этого неизбежно сопровождались разрушениями средств производства, приводили к подрыву производительных сил на северокавказской окраине России, нанося огромный экономический ущерб, и нарушали государственно-политическую стабильность. В этой связи неслучаен был и интерес русских анархистов к горскому разбойничеству. В феврале 1911 г. в Терскую область приезжали от них из г. Ростова-на-Дону два студента и при помощи нескольких чеченцев, сочувствовавших анархизму, виделись с Зелимханом. Через переводчиков они объяснили ему основополагающие программные идеи русского анархизма и, встретив полное одобрение разбойника, вручили ему четыре бомбы, красный флаг и специально заготовленную печать как своего рода символы причастности к их движению.

После боя во время одного из разбойных нападений в сентябре 1911 г. в Андийском округе на месте была найдена дорожная сумка Зелимхана, в которой среди различных планов и печатей была найдена печать, подтверждавшая его симпатии к российским анархистам. На печати по кругу была сделана надпись: «Группа кавказских горных анархистов-террористов. Атаман Зелим-хан». В центре его выделялось изображение скрещенных двух винтовок, пересеченных сверху вниз шашкой и обращенных к месту пересечения дулами справа и слева двух револьверов. Такое сочетание оружия в дополнение к надписи усиливало ее смысловую нагрузку, подчеркивая «беспощадность мести и террора» как изначального основополагающего идеала объединяемого сообщества.

Содержание данной символики показывает неплохую осведомленность русских анархистов, которые внимательно, судя по всему, следили за ситуацией в стране и в крае, свидетельствует об особенностях данной разновидности социального радикализма на Северном Кавказе, заключавшихся в постепенном расшатывании государственной централизации и, как следствие, целостности страны. Видимо, не случайно в составе разбойничьих отрядов, например, в нагорной части Дагестанской области, замечались и русские [161]. Анархизм, как учение об обществе, в основу которого положена идея безвластия, уничтожения государства, утверждения добровольной ассоциации граждан, и признающее в качестве руководящего начала только волю отдельной личности, был, в свою очередь, привлекателен для разбойников. Его последователи в борьбе за реализацию своих представлений на переустройство общества также отдавали предпочтение террору и экспроприациям.

Матвеев Владимир Александрович. Ростовский государственный университет, преподаватель кафедры отечественной истории новейшего времени.

abrek.org

Абречество на Кавказе.
Институт абречества 20 дек, 2016

Абречество на Кавказе.

 "...После окончания Кавказской войны племена...

Последние «самураи» Кавказа.
Институт абречества 17 дек, 2016

Последние «самураи» Кавказа.

Наверняка, многие из вас смотрели фильм...

Абречество в начале XX в.
Институт абречества 17 дек, 2016

Абречество в начале XX в.

 В начале ХХ в. активизировалось абреческое...

Абречество - давнишнее явление на Кавказе
Институт абречества 17 дек, 2016

Абречество - давнишнее явление на Кавказе

 Абречество - давнишнее явление на Кавказе, но...

Кавказское абречество в 1905 -1907 гг
Институт абречества 17 дек, 2016

Кавказское абречество в 1905 -1907 гг

Кавказское абречество традиционно получало самые...

Процесс формирования абречества как формы социальной борьбы
Институт абречества 17 дек, 2016

Процесс формирования абречества как формы

Особенностью общественно-политического положения...

Жизнеописание

ЗелимханАбрек Зелимхан. Краткое жизнеописание

Зелимхан Гушмазукаев, Зелимхан Харачоевский (январь 1872 года — 26 сентября 1913 года) — известный...

ЗелимханХронология жизни абрека Зелимхана

01. 1872 г — В с. Харачой Веденского округа родился знаменитый чеченский абрек Зелимхан...

Лента новостей

Институт абречестваАбреки и имидж

В конце Кавказской войны XIX века среди чеченцев появились абреки. Как поясняют исследователи, ими...

Предания, былиныНовое сказание о легендарном абреке Зелимхане

Долгими зимними вечерами мой дед, в прошлом лихой наездник и узник сталинских лагерей, любил...

Книги (файлы)А. Килиматов. Кокурхой – история, факты и документы

Книга «Кокурхой — история, факты, документы» - исследование, посвященное ингушскому роду Кокурхой....

Документы

Документы по теме "Абрек"1913 09.30 - Рапорт на имя нач. Терской области о ликвидации Зелимхана (текст)

Bашему превосходительству доношу: В ночь на 26 сего сентября, зловредный разбойник и религиозный...

Письма Зелимхана1912 - Письмо Зелимхана Наместнику ЕИВ о Булгарове (текст)

На поданное мною письмо Вы не изволили потрудиться распорядиться о принятии мер по освобождению из...

Письма Зелимхана1912 - Официальное заявление Зелимхана на имя Наместника ЕиВ (текст).

Мне стало известно из газеты " Терек", что Исмаил находится под стражею за преступление,  т.е....

Абреки

Абреки и мирПоследний самурай Хироо Онода (30 лет сопротивления)

Хироо Онода — офицер, который не поверил, что война окончилась. Как японец тридцать лет партизанил...

Чеченские абрекиАбрек Хасуха Магомадов

Хасуха Магомадов — последний абрек в СССР, участник антисоветского восстания на Северном Кавказе в...

Кавказские абрекиАбрек Хадо Ханикашвили

В свое время в Закавказье дерзко орудовал опытный налетчик Хадо Ханикашвили. Он происходил из...

СМИ о нас

СМИ о проекте АбрекВ Интернете появился сайт посвященный Абреку Зелимхану Харачоевскому

 Недавно в Интернете появился интересный проект, посвященный знаменитому чеченцу. Сайт, который...

СМИ о проекте АбрекАбреку Зелимхану Харачоевскому посвятили сайт

Наверное, в Чечне, да и на всем Северном Кавказе не будет человека, который не слышал про движение...

СМИ о проекте АбрекСайту о Зелимхане Харачоевском исполняется год

Наверное, в Чечне, да и на всем Северном Кавказе, не будет человека, который не слышал бы про...

Хроники "Ч"

Хроники "Ч"2015 г. 30 причин (из 600) Р. Кадырова в китайском вопросе...

Буквально год с лишним назад (в 2015 - ом) в новостных лентах появились сообщения о том, что РОФ...

Хроники "Ч"1937 - 1960 гг.. НКВД и реабилитция "Петимат".

С позиций сегодняшнего дня пьеса "Петимат" (да и все творчество С. Бадуева в целом) смотрится...

Поделиться сайтом

Мы в соцсетях

 checheninfo.ru  checheninfo.ru  checheninfo.ru  checheninfo.ru  checheninfo.ru  checheninfo.ru  checheninfo.ru

Видео "Абрек"

Последние файлы

Книги (файлы)А. Килиматов. Кокурхой – история, факты и документы

Книга «Кокурхой — история, факты, документы» - исследование, посвященное ингушскому роду Кокурхой....

Книги (файлы)Гудаев Л.Р. "Абрек Зелимхан: Факты и документы". 2-ое издание. 2017 г.

Абрек Зелимхан: Факты и документы. Второе переработанное и расширенное издание. / - Грозный: АО...

Популярное

Рекомендуем

checheninfo.ru

Читаемое

АудиоЗелимхан. гр. "Президент" MP3

 Музыкальная композиция "Зелимхан в исполнении группы "Президент" . г. Грозный. MP3...

ПамятникНохчийн или просто Чечня. Зелимхан Харачоевский. Фоторепортаж

Зелимхан родился в конце 19 века в ауле Харачой. Он был самым обычным человеком, но произошло...

Партнеры

Комментируемое

АудиоЗелимхан. гр. "Президент" MP3

 Музыкальная композиция "Зелимхан в исполнении группы "Президент" . г. Грозный. MP3...

СМИ о проекте АбрекСайту о Зелимхане Харачоевском исполняется год

Наверное, в Чечне, да и на всем Северном Кавказе, не будет человека, который не слышал бы про...